Печать

 

В некоторых квартирных товариществах продолжают применять в качестве меры наказания квартирособственников штрафные санкции. Штрафуют за то, что члены товарищества не выходят на субботник по уборке территории, за то, что ставят машину в неположенном месте, за то, что не подают вовремя показания водомеров, даже за то, что не приходят на общее собрание. Законодательство, регулирующее деятельность товариществ, не содержит понятия штрафных санкций, это значит, что решение общего собрания о штрафах или компенсациях не имеет для члена товарищества юридических последствий без его согласия.

Дело в том, что понятие штраф относится к договорному праву, а свобода заключения договора предполагает согласие и свободное волеизъявление стороны. Товариществу не запрещено вступать со своими членами в договорные отношения, но только при условии, что есть согласие другой стороны договора. Таким образом, если решение о штрафах принимается на общем собрании большинством голосов квартирособственников, то этого недостаточно для того, чтобы создать для всех членов товариществ юридическую обязанность платить штраф.

Государственный Суд рассматривал в решении № 3-2-1-117-12 от 28.11.2012 года проблему возникновения у члена товарищества обязанности оплатить договорное возмещение. Товарищество приняло на общем собрании решение, что члены должны лично участвовать в дежурствах, а в случае отказа в участии, платить товариществу каждый раз возмещение в размере 100 крон за уборку территории. Государственный Суд в пункте 12 указанного решения пришел к выводу, что решение общего собрания будет действительно только в отношении тех членов товарищества, которые участвовали в общем собрании и проголосовали «за».

Против практики штрафования членов товарищества говорит и тот факт, что штраф или неустойка негативно воспринимаются членами товарищества как непропорциональная и карательная мера наказания, которая не влечет за собой ничего, кроме ухудшения взаимоотношений. Кроме того, размер неустойки или возмещения – это не просто средство сбора дополнительных денег, он должен быть связан и оправдан размером ущерба, причиненного товариществу. Например, в указанном выше деле товарищество ничем не оправдало размер возмещения 100 крон за пропуск дежурства. Было бы понятно, если бы член товарищества оплатил таким способом работу соседей, которые дежурили сами вместо того, чтобы платить договорным работникам. Но послушные квартирособственники тоже отработали бесплатно, товарищество не выплатило им денег за работу, следовательно, незаконно обогатилось за счёт собранных с „нарушителей” средств.

Марина Сухнёва, юрист KETA ÕIGUSBÜROO OÜ, магистр права