Печать

К сожалению, право человека на жилище не является юридически признанным и обязательным для Эстонской Республики. Эстония до сих пор не ратифицировала статью 31 Европейской социальной Хартии, согласно которой государства-члены обязаны обеспечить  право человека на жилье через содействие доступа к жилью, отвечающему должным требованиям, через предотвращение и ликвидацию бездомности, а также путем обеспечения доступности цены жилья для людей, не имеющих достаточных средств. Последние 20 лет Эстония проводила радикально-либеральную жилищную политику, которая полностью исчерпала себя и находится в тупике.

Приватизация жилья — один из ключевых элементов неолиберальной политики в угоду банковскому сектору. Население стараются максимально включить в кредитные отношения. Так создают новый и весьма емкий финансовый рынок, связанный с ипотекой. Жилищную политику начинают проводить в угоду банковскому сектору. Другие формы жилищных отношений — арендное жилье или кооперативное строительство — целенаправленно вытесняются. Один из результатов — серьезный рост цен на недвижимость, пишет мексиканский урбанист Мигель Робле-Дюран в ЭКСПЕРТONLINE

Результаты радикальной приватизации

В начале 90-х годов в Эстонии была запущена радикальная жилищная политика по приватизации жилья, которая одновременно уничтожила налаженное кооперативное жилищное строительство (доля кооперативного жилья составляла на тот момент в Эстонии уже 12% от всего жилого фонда) и связанные с ним государственные программы. Политика поголовной приватизации и отсутствие альтернативы побуждали людей брать в собственность амортизированное жилье (50% жилья в Эстонии построено до 1970 года) и связанные с этим проблемы по содержанию жилого фонда. Скроенная по модели "народного капитализма" Великобритании эпохи тэтчеризма приватизация жилья в Эстонии показала те же негативные для общества результаты: увеличение количества бездомных и дефицит дешевого социального жилья. Оказалось, что радикальная приватизация может решить жилищную проблему только краткосрочно, для одного поколения, а главная задача жилищной политики – обеспечение доступности жилья для средней семьи – остается нерешенной.

Бумерангом вернулись к нам проблемы разрушения жилого фонда, который стремительно амортизируется. Однако навязчивые рекламные кампании дорогостоящей реновации домов только раздражают людей. После установки стеклопакетов и обертывания фасадов в квартирах появляется плесень, ухудшается климат в жилых помещениях. После установки терморегуляторов на каждый радиатор фантастически увеличиваются счета за отопление. О какой экономии на коммунальных расходах можно мечтать, если монополисты, недоступные контролю общественности, постоянно поднимают цены? Кроме того люди понимают, что за кулисами этих кампаний скрываются интересы банков, которые хотят зарабатывать, выдавая кредиты. По эти причинам наше нищее население не хочет делать капитальные ремонты ценой пожизненного долга.

Бумерангом обернулось обществу увеличение количества бездомных, потерявших жилье из-за долгов. Печальный пример этих людей разрушил миф о том, что "из собственной квартиры никто не выгонит". Эстонское законодательство защищает интересы банков, которые запросто забирают квартиру за долги. А если вырученная от продажи ипотечной квартиры сумма не покрывает требований банка,  то должник остается без жилья, но не освобождается от кредитного долга. Фактически человек попадает в пожизненное долговое рабство перед банком и нищету без права ходатайствовать о получении муниципального жилья. Ежегодно только судебные исполнители продают с принудительных торгов 2200 ипотечных объектов.

Недоступное жилье

Наблюдается дефицит нового жилья, его прирост составляет всего 1% в год, за последние 10 лет построено всего 2,2 млн кв.метров жилья. В Эстонии на одного человека приходится в два раза меньше жилой площади, чем в развитых европейских странах. Но поскольку в результате приватизации жилье превратилось в рыночный товар, оно подорожало за несколько лет в 6-10 раз. Это означает, что примерно для 30 тысяч семей приобретение собственного жилья остается недоступным из-за их скромных доходов.

В "Плане развития жилищного фонда Эстонии 2008-2013" имеется лозунг о доступном жилье, но он будет пустословием до тех пор, пока доступность жилья будет связываться исключительно с предприимчивостью населения. Эта идеология не работает в условиях кризиса, а также в силу доказанных фактов, что только 20% населения имеют способности к предпринимательству, а 80% вновь созданных предприятий банкротятся в течение первых трех лет существования. По данным исследования Фонда развития каждый второй начинающий предприниматель в Эстонии вскоре отказывается от собственного бизнеса.